12:51 

#1131

souriso
Хотел как лучше, а пошёл спать
Тем временем моя история "Улыбка Чеширского кота" продолжается)

Автор: Ania-IVO
Название: Улыбка Чеширского кота
Рейтинг: R
Жанр: Slash, Humor, Romance
События: Наше время, Повседневность, Чистая романтика
Саммари: Что если ты продавец в торговом центре и твое единственное развлечение - поглядывать исподтишка на красавца охранника, который дежурит возле эскалатора? Ну не так чтобы глазеть, а аккуратно, с безопасного расстояния...
Откуда ж Алексу было знать, что в этот день все пойдет наперекосяк?

предыдущие главы

Глава 5

В следующий раз нашему герою довелось увидеть своего Аполлона только через три дня безбожных мучений и страданий в родных стенах. Казалось бы, что может быть приятнее новогодних праздников, особенно когда смены второго и третьего января выпали не тебе, но Алекс отдал бы все, чтобы оказаться в торговом центре. После вечернего звонка, о котором просил Сергей, они больше не связывались.

Но вот долгожданный день настал. Последовательность событий не должна вызывать у нас затруднений: вот Алекс заходит сквозь раздвижные двери в торговый центр, где по-прежнему звучит новогодняя музыка, а рождественские украшения и не думают покидать своих мест, легкой походкой пролетает по только что натертому полу и задорно кричит: «Доброе утро, теть Зин!» уже распахнувшемуся рту недовольной уборщицы. Вот он подходит к Сергею, который стоит к нему спиной и даже не подозревает, что сейчас ему закроют глаза, чмокнут в щеку и ласково пропоют над самым ухом: «Привет...». Сергей убирает ладони Алекса, оборачивается с обычной своей хитровато-лукавой улыбкой, целует юношу и в шутку журит, что за три дня можно было и позвонить.

Но всего этого, конечно, не случилось.

Алекс сидел за своим рабочим столом, подперев щеку рукой, и смотрел на Сергея, который прохаживался туда-сюда по широкому проходу, то попадая в зону видимости, то исчезая из нее. «Привет», «Привет». Вот и вся романтика. Может, Алекса обнесло с южного вина, он отрубился у семьи на глазах и 1 января было только сном? Сейчас это казалось куда более вероятным, чем настоящие воспоминания.

Но ведь эти руки гладили его! Эти губы его целовали! У него есть родинка внизу живота! И под этой мешковатой черной формой скрыто тело античного бога, такое твердое на ощупь, что... Алекс печально вздохнул, сменил руку и щеку и продолжил наблюдать за Сергеем. Книжка сегодня как-то не шла. Торговля тем более. Да и кому нужны подарки после праздников? Может, Сергей тоже был его новогодним подарком? Новый год прошел, и чудеса закончились.

После обеда Алекс вконец отчаялся и демонстративно распахнул книгу прямо на столе. Ну и пожалуйста! Ну и не нужно! Живи своей прекрасной веселой жизнью и нечего тут воду баламутить.

В этот момент у Алекса зазвонил мобильный. Пришла смс.

«Дождешься после работы? Я задержусь ненадолго. Только на улицу не ходи, там холодно»

Ну что делать, придется задержаться, раз он так просит, решил Алекс, а сам вцепился ладонями в колени, будто хотел удержать ноги, чтобы не пуститься в пляс. И почему только человек такое неразумное, нерациональное существо? Голова одно, а сердце — совсем другое...

После восьми часов вечера торговый центр всегда стремительно пустел, а редкие посетители заглядывали туда только ради продуктового гипермаркета. В десять не было уже и этих отчаянных. Только тетя Зина, булькая себе под нос «Синий платочек», мыла пол, гремя ведрами, которые у нее по старинке были железными. Алекс сидел на скамейке напротив магазинчика подарков, уже закрытого от глаз плотными жалюзи, и, подвернув под себя ноги, чтобы не мешать тете Зине, комкал брелок, где болтался ключ от дома. Чувствовал юноша себя неуютно. Перезвон ведра, шарканье тряпки и одинокий низкий голос тети Зины во мраке всеми покинутого торгового центра холодили воздух, и мурашки то и дело пробегали у Алекса по рукам, точно в любой момент из-за поворота мог тихо выйти маньяк с бензопилой.

В такой гнетущей атмосфере прошло минут пятнадцать, прежде чем из-за поворота появился Сергей. Бензопилы у него, к счастью, не было. Весело подойдя к Алексу, он подмигнул ему: «Чего грустишь? Пошли! До свидания, теть Зин!» и, поигрывая ключами от машины, буквально вприпрыжку побежал к выходу. И если в широком пространстве торгового центра подавленное состояние Алекса несколько рассеивалось, то салон «Нивы Шевроле» оно за несколько минут превратило в настоящую камеру уныния. Хорошее настроение Сергея тоже быстро улетучилось, и до знакомой хрущевки герои доехали молча. Автомобиль привычно замер у подъезда, фары выключились, мотор заглох. Алекс отстегнул ремень и потянул за ручку двери.

— Эй, ну ты чего, — наконец-то подал голос Сергей, и Алекс, скорее от неожиданности этих слов, повернул к нему голову. Сергей взял его замерзшую руку в свою, широкую и горячую, и в этот момент случилось то, о чем Алекс мечтал с самой первой их совместной поездки: Сергей перегнулся к нему и поцеловал.

— Я тебя не понимаю, — признался Алекс, хотя внутри него все так и кричало: «Больной! Заткнись немедленно! Зачем тебе что-то понимать?!»

Сергей недоуменно свел брови.

— У тебя есть жена и дочь... — начал Алекс.

— Я в разводе.

— У тебя есть дочь. Которую родила женщина...

— Ты правда хочешь обсудить это сейчас?

Алекс с шумом выдохнул.

— Я просто не могу тебя понять.

— Мы же вроде все решили с тобой. Тогда, у меня дома.

— Да, но сегодня... на работе... — Алекс помедлил, проглатывая комок. — Я думал, по-другому все будет...

— Так ведь это работа, — удивленно ответил Сергей. — На работе же нельзя.

— У нас во всей стране нельзя, не только на работе, — грустно сказал Алекс.

— Слушай, я не думал, что тебя это так расстроит, — судя по растерянному тону, Сергей говорил правду. — Ну хочешь, приходи завтра ко мне. На весь день. У меня выходной.

— Я завтра работаю.

— Ну значит, я заберу тебя после работы и пойдем... ммм... в кино, например. Да?

Алекс поглядел на Сергея, как умеют только в России: одновременно с тоской и радостью в глазах — и уже гораздо мягче сказал:

— Все равно я тебя не понимаю, Сереж.

— Да не такой уж я сложный, скоро разберешься, — с улыбкой ответил Сергей.

И как бы ни отрезвлял себя Алекс после этого, как бы убедительно ни проговаривал шепотом мантры, что нельзя, нельзя, нельзя падать в омут с головой, все равно — и жить торопится, и чувствовать спешит. Сергей занял все его мысли, безраздельно и бесповоротно, а тревога о том, что у охранника не совсем прозрачные мотивы, уплывала куда-то все дальше и дальше...

О, это чувство сладостного предвкушения встречи в начале романтических отношений! Весь мир словно театральная декорация к единственно реальным минутам, когда глаза видят глаза, ладони прикасаются к ладоням, а губы льнут к губам. Обыденные события, прежде господствовавшие, теперь точно помеха на пути к самому важному, и в душе поселяется сокровенное тепло, что греет изнутри томленьем. Алекс забросил чтение и все больше думал о том, кто ворвался в его жизнь так неожиданно и бесцеремонно.

У Алекса лишь раз были настоящие романтические отношения. В маленьком городе трудно найти работу, новинки литературы, модную одежду и любовь, а любовь особенную даже днем с огнем не сыщешь. Алексу было восемнадцать, а его избраннику двадцать, и, поначалу нежный, Игорь вскоре превратился в настоящего монстра, который ни во что не ставил преданного ему юношу, изменял направо и налево, так что Алекс только диву давался, как ему не стыдно и откуда он находит столько геев в их городе. Расставание с Игорем было очень тяжелым, Алекс долго страдал, как и всегда после неудачной первой любви, затем решил, что все дело в его ориентации, и попробовал встречаться с девушками. Затея эта оказалась не самой блестящей. Девушкам Алекс нравился, а вот девушки Алексу — нет. Они не понимали его, ныли, не любили читать, а про однополые пары говорили либо «фу!», точно жука увидали, либо «оу, как мило!», точно перед ними котенок и крольчонок возились с плюшевым пони. И то, и другое одинаково раздражало Алекса. В двадцать один год, после нескольких неудачных попыток завязать отношения с девушками, Алекс понял, что будет один. Конечно, это не мешало ему разглядывать охранников с восхитительными задницами, но откуда же он знал, что все получится вот так? Откуда он знал, что то, до чего с Игорем у них так и не дошло, с Сергеем случится еще до начала отношений...

У них ведь отношения, да?

— Боже, если ты сейчас не заткнешься, я тебя покалечу, — беззлобно сказал Сергей, когда Алекс в очередной раз задал ему этот вопрос. Они лежали в уже хорошо знакомой постели, была середина января, и Сергей, закинув руки под голову, так что мускулы на плечах непроизвольно напряглись, слушал рассказ Алекса о прошлом.

— То есть погоди, — Сергей резко крутанулся набок, так что Алекс даже дернулся от неожиданности. — То есть ты хочешь сказать, что то-до-чего-у-вас-с-Игорем-не-дошло значит, что у вас не было секса?

— Ну... — Алекс мгновенно залился краской. — Ну... Нет, он был. Но... без проникновения.

— Господи, зачем я это спросил...

— Ну то есть у нас было...

— Все.

— Но не так, как у нас...

— Ладно, Саш.

— С тобой.

— Я понял, — Сергей сморщился и тут же засмеялся, а вот Алексу, в отличие от него, было по-прежнему неловко, потому что юноша знал, какой вопрос будет следующим.

— То есть я у тебя первый?

— Нет!

— Ну ты же сам сказал только что...

— Отстань! — Алекс схватился за край одеяла и, резко отвернувшись от Сергея, накрылся с головой.

— То есть ты дожил до двадцати трех лет...

— Отстань, я сказал! — вопил голос из-под одеяла.

— Девственником, — безжалостно закончил Сергей. — Да я миссионер. Ну хотя в первую ночь поза была другая...

— Господи, ты просто чудовище! — Алекс вылез из-под одеяла, запыхавшийся в духоте и растрепанный. — Я сейчас возьму вот эту твою штуку — пистолет, придурок, перестань ржать! — и пристрелю тебя!

— Да что ты говоришь, — хохотал Сергей.

— Честное слово!

— Ты же стрелять не умеешь.

— Тут сложно промазать!

— Хочешь, научу тебя стрелять?

— Хочу! — крикнул Алекс еще до того, как понял, о чем там спросил Сергей. — Ты это серьезно?

— Ну я же перестал ржать, — Сергей пожал плечами и снова перекатился на спину. — Съездим кое-куда, по бутылкам постреляем. Тебе понравится. Всем нравится.

— И многих ты стрелять возил? — тут же уколол Алекс.

— Я — никого, — просто ответил Сергей. — Но знаю, что все это прямо обожают.

— Ладно, — сказал Алекс. — Поехали.

— У меня еще двустволка есть охотничья.

— Думаю, хватит и пистолета, — ответил Алекс, зная, что висящие на стене ружья имеют обыкновения стрелять. Вообще он был слегка встревожен тем, нет ли у Сергея в запасе еще и гранатомета. А то скелетов в шкафу у него, похоже, хватает...

Глава 6

На следующий день Сергей привез Алекса на небольшой пустырь рядом с выездом из города. Ехал он туда так уверенно, словно к себе домой. Заглушив мотор, Сергей коротко бросил: «В бардачке», вышел на мороз и открыл багажник. Алекс тем временем вытащил из бардачка крепкий и довольно тяжелый пистолет. Дуло было длинным, с узким желобком наверху, корпус был покрыт пластиком. На первый взгляд пистолет не вызывал никаких опасений. Вот только это был не тот пистолет, который Алекс видел в квартире Сергея на прикроватной тумбочке.

— У тебя два пистолета? — настороженно спросил Алекс, выйдя из машины.

— Еще есть двустволка охотничья, — спокойно ответил Сергей, расставляя стеклянные бутылки на длинной жерди между двумя пнями.

— Ты страшный человек, — с притворным неодобрением пробурчал Алекс и, когда Сергей закончил с бутылками, протянул ему пистолет.

— Байкал, — зачем-то сказал Сергей, так что Алекс, ничего не поняв, чуть не ответил на всякий случай «Ладога». Может, он внезапно решил поиграть в слова, кто его знает.

Сергей подошел к багажнику, открыл лежавший в нем маленький пластиковый кейс, а дальше все произошло за считанные секунды: Сергей отвинтил рукоятку пистолета, вставил баллон с воздухом, привинтил рукоятку, насыпал в желобок шарики, крутанул барабан, щелкнул предохранителем, перевернул пистолет дулом вниз и протянул Алексу.

— Прошу.

Алекс немного обалдел.

— Прямо брать и стрелять?

— Прямо да, — Сергей всучил ему пистолет и захлопнул багажник. — Пошли.

Уверенности у Алекса как-то поубавилось, и он занял позицию напротив бутылок, уже чувствуя, что надо было не выпендриваться и читать дома книжки.

— Ты, главное, не нервничай, — Сергей остановился позади него, обхватил руками, накрыл его ладони своими и поднял пистолет. — Прицел видишь?

— Вижу, — кивнул Алекс.

— Так прицеливайся, — голос Сергея прошуршал над самым ухом, и Алекс поддернул пистолет немного вправо, после чего с чистой совестью сдался и позволил Сергею направлять его руки куда нужно.

— Вот так... — тихо промурчал Сергей, — а теперь... бам.

Пистолет глухо щелкнул, и бутылка мгновенно взорвалась осколками. Алекс восхищенно выдохнул.

— Круто!

— Давай теперь сам, — Сергей убрал руки, отступил на шаг, и Алекс, на секунду поверивший, что в стрельбе нет вообще ничего сложного — смотришь в прорезь на дуле и стреляешь — почувствовал, как пистолет начало водить туда-сюда. Он зажал его крепче, но это не помогло. Прицелишься тут, когда собственные руки тебя не слушаются...

— Ты опять будешь ржать, — сказал Алекс и нажал на спуск.

Бутылки не покорились.

— Разумеется, буду, — кивнул Сергей. — А ты думаешь, зачем я тебя сюда привез? Ну ты не волнуйся, у тебя еще двадцать пять попыток. Потом надо перезарядить.

Но и после двадцать пятого выстрела бутылки продолжали стоять на месте.

— Может, лучше по мишени? — сжалился Сергей. — Бумажной.

— Я хочу разбить эти бутылки к чертям! — в ярости крикнул Алекс.

— Ладно-ладно, хорошо, — засмеялся Сергей. — Позволишь помочь?

Алекс обреченно выдохнул и опустил пистолет.

— Давай.

Сергей снова обнял его сзади и направил пистолет на бутылки.

— Не торопись, — тихо сказал он, — целик, мушка и цель стоят на одной линии.

— Ты не мог этого раньше объяснить?

— Ты так забавно мучился.

— Скотина.

— Смотри на мушку, — продолжал журчать Сергей над ухом Алекса. — И не торопись. Поначалу всегда руки дрожат. Теперь нажимай. Плавно. Несильно. Не пережимай.

Алекс аккуратно двинул пальцем по спусковому крючку, пистолет дернулся, и бутылка со звоном разлетелась.

— Видишь? — улыбнулся Сергей. — Не так и сложно. Попробуешь сам?

— Мне так больше нравится, — смущенно проговорил Алекс. Согреваться в объятиях Сергея было гораздо приятнее, чем держать целик и мушку на одной линии.

Когда все бутылки были расстреляны, Сергей все-таки повесил на дерево бумажную мишень, и в конце концов у Алекса несколько раз получилось попасть внутрь нарисованных кругов. Удачи, как известно, мотивируют, так что Алекс мгновенно пришел в восторг, сам себя окрестил снайпером и заявил, что тоже купит себе пистолет. Сергей только посмеивался.

Понемногу начало смеркаться, пора было отправляться домой. Алекс запрыгнул в машину, сразу поежившись от окружившего его тепла, а вот Сергей задержался у багажника и вдруг, к большому удивлению Алекса, стал вытаскивать оттуда новые бутылки.

— Я про них совсем забыл, — пояснил Сергей, когда Алекс приоткрыл окно и спросил в чем дело. — Не домой же их везти обратно.

Быстро выставив бутылки на жердочке, Сергей отошел шагов на тридцать, вскинул пистолет и хладнокровно их расстрелял. Потом развернулся и направился к автомобилю, на ходу разбирая пистолет спокойными, отточенными движениями, даже не глядя на него. Забравшись в салон, Сергей открыл бардачок, бросил туда несчастные внутренности пистолета, захлопнул бардачок и завел мотор. Алекс тихо выдохнул.

— Ты когда-нибудь убивал людей? — полушепотом спросил юноша.

Сергей повернулся к нему, сверкнув в синеющих сумерках черными глазами.

— Однажды я возвращался с работы поздно ночью, — начал он хриплым, низким голосом. — И у дома меня ждал человек. Он хотел ограбить меня и не знал, что я из омона. Он подошел ко мне, стал требовать денег, но я лишь молча вытащил пистолет, боевой, и направил ему в грудь. Он не шелохнулся. Лишь растопырил беспомощно глаза. Тогда я взял его руку и положил ее на пистолет. «Ты не с тем связался, парень», — сказал я. И медленно нажал его пальцем на спусковой крючок. Так я убил своего первого человека.

— Пошел ты, — Алекс отвернулся к окну, и Сергей, захохотав, развернул машину в сторону города.


* * *
Следующим утром Алекс обнаружил под дверью своего магазинчика небольшого плюшевого барашка в очках с запиской: «Вот таким ты был вчера =) ». Подняв игрушку, Алекс обернулся на Сергея, который расхаживал возле эскалатора, притворяясь невозмутимым и едва сдерживая улыбку. Алексу ужасно захотелось подойти к нему и поцеловать прямо у всех на глазах, но во-первых, в торговом центре еще никого не было, а во-вторых, «на работе же нельзя».

Весь день Алекс просидел в обнимку со своим барашком, как самый последний влюбленный идиот. «Три товарища» каким-то удивительным образом превратились в «Гордость и предубеждение», а у мира вокруг снова увеличили контрастность. Покупателей было немного, но для каждого Алекс устраивал настоящий праздник. Ближе к концу рабочего дня пришла девушка, молоденькая и миниатюрная, и, смущаясь, попросила помочь с подарком на годовщину отношений. Алекс так и рассыпался в вариантах, девушка очень долго металась между несколькими, путалась в собственных желаниях и сомневалась, и Алекс наконец начал убирать из кучи подарков по одному, так что в итоге остались лишь подушка-антистресс в форме сердца и проектор звездного неба.

— Думаю, подушка ему будет полезней, — это был последний аргумент Алекса, и девушка, кажется, решилась. Она облегченно выдохнула, кивнула, рассчиталась за покупку и, впервые подняв на Алекса глаза, весело улыбнулась:

— А кто вам сказал, что это он?

И развернувшись, ушла, как ни в чем не бывало.

Алекс даже не знал, сколько просидел в немом ступоре, прежде чем рассмеялся и пожалел, что не успел догнать эту девушку, расцеловать ее и назвать сестрой. Он взял проектор звездного неба, оставшийся на столе, — обычная китайская безделушка, — повертел в руках, затем перевел взгляд на барашка, и отчего-то у него вдруг так потеплело на душе, так сладко защемило на сердце, что захотелось свернуться в клубок от нежности. Он посмотрел на Сергея, который сидел на скамейке у эскалатора и болтал с другим охранником, и быстро сунул проектор в сумку. Завтра вернет на место — никто и не заметит.

По дороге домой он отправил маме смс, что не придет ночевать, и сказал Сергею, что у него есть сюрприз.

— Все что угодно, если это ведет в мою спальню, — засмеялся Сергей, сворачивая в другую сторону.

Алекс сам не знал, зачем это делает. Ему просто хотелось наконец выплеснуть накопившиеся внутри чувства, которые из-за вечных подколов приходилось держать под замком. Он провел Сергея в его же квартиру и строго-настрого приказал сидеть на кухне за закрытой дверью, сам в это время отправившись в гостиную налаживать аппаратуру. Всего в квартире Сергея было две комнаты: гостиная и спальня. Жилье перешло ему по наследству от бабушки, а потому в интерьере кое-где сохранялся советский шик. К счастью, в гостиной, в отличие, например, от прихожей, ничто не напоминало о прошлом и не портило романтику, за исключением ковра, который висел на стене, как и в любом приличном российском доме.

Алекс быстро вытащил проектор — небольшой темный цилиндр — поставил его на тумбочку, предварительно толкнув ее поближе к розетке, включил и так и ахнул. Комната исчезла. Вместо нее из ослепительной черноты разлетелись по стенам и потолку звезды, и Алекс вмиг ощутил себя внутри голограммы из фильмов о будущем: сейчас протянешь руку, дотронешься до луны и тотчас перенесешься на нее, словно по волшебству.

Когда Алекс вышел на кухню, то, само собой, застал Сергея погрязшим в холодильнике.

— Уже все? — Сергей быстро запихнул сыр и колбасу на полку и захлопнул дверцу холодильника на место.

— Так и знал, что нельзя оставлять тебя одного с едой, — Алекс взял его за руки. — Пойдем.

— Ну пойдем, — Сергей уверенно двинулся вслед за юношей в сторону гостиной. — А мне нужно будет что-то делать или... ух ты!

Обычная смешливая улыбка сошла с его лица, когда Алекс остановился в центре гостиной, утонувшей где-то посреди млечного пути. Сердце у юноши колотилось, как сумасшедшее, и он боялся, что Сергей почувствует холод его дрожащих пальцев.

— Я только хотел тебе сказать... — Алекс повернулся к Сергею лицом. Они стояли так близко, что, кажется, в тишине можно было услышать дыхание друг друга. — Ты...

Сумеречные блики освещали лицо Сергея, которое казалось в этот момент совсем другим: ни прищура, ни усмешки, взамен их — доверие и искренность, что превратили его почти в мальчишку.

— Ты... — Алекс снова запнулся, и Сергей шепотом закончил:

— Мой.

И наклонившись, поцеловал его так бережно, как никогда прежде. Алекс с шумом втянул в себя воздух, привстал на цыпочки и, обняв Сергея за шею, притянул к себе.

— Подожди, — Сергей вдруг отстранился. — У меня есть одна идея.

И вдруг схватив Алекса за руку, пулей метнулся в прихожую.

— Одевайся.

— Мы пойдем на улицу?! — удивился Алекс.

— Лучше.

К изумлению юноши, они отправились не вниз, а наоборот, на последний этаж, где вертикальная железная лестница вела через люк на крышу. Сергей без труда расправился с хилым замком, открыл люк и полез наверх с такой прытью, что Алексу пришлось буквально броситься вдогонку. Он так боялся остаться один в зловещей темноте подъезда, что даже не успел понять, куда полез Сергей, и очнулся лишь от звенящего зимнего ветра.

Они стояли на крыше дома, простирающейся во все стороны бесконечным черным плато. Алекс сделал робкий шаг вперед. На какое-то мгновение он забыл вообще все: кто он такой, где он, что происходит — его поглотила красота. Город разбегался под ними сотнями огней, разноцветными каплями разливался по черному холсту. Невзрачные при свете дня дома в темноте светились, как рождественские гирлянды; казалось, что там — впереди, внизу — кипит жизнь настоящего мегаполиса, и Алекс, словно птица, парил над ним, упиваясь встречными потоками ветра.

— Смотри, — Сергей обнял его сзади и указал пальцем в небо. А небо было усыпано звездами, точно мелкими бриллиантами, и в прозрачном свете луны они искрились и мерцали, и Алекс вдруг захотел, чтобы какая-нибудь из этих звезд оторвалась и полетела вниз, ведь тогда он бы мог задать желание и остановить эту секунду навсегда.

— Лучше, чем проектор, — Сергей улыбнулся, поцеловал Алекса в макушку и накинул на него капюшон куртки. — Нравится?

Алекс закрыл глаза. Откуда-то из самого сердца по всему телу разливалась нежность, покалывала теплом кончики пальцев, заставляла чаще дышать.

— Сережа...

— Да?

Алекс знал, что мог бы сказать ему сейчас. Он готов был это сказать. Но не стал и, чуть качнув головой, еще раз обвел взглядом ночное небо и раскинувшийся под ним город.

— Замерз? — спросил Сергей. — Если хочешь, пойдем домой.

И тогда он понял: что бы ни скрывалось в прошлом Сергея, о чем бы он ни думал, приведя его к себе домой в новогоднюю ночь, Алекс ему доверял. Здесь, на этой крыше, и, кажется, уже навсегда.

Глава 7

Теперь ему и море по колено. Теперь ему все нипочем. Теперь он и горы свернет. Так думал Алекс, вприпрыжку перемещаясь по своему маленькому магазинчику. Казалось, что жизнь наконец-то вошла в нужное русло, все встало по местам, и можно перевести дыхание, расслабиться и наслаждаться. Совсем недавно Алекс был уверен в собственном одиночестве и уже принял его как данность, а сейчас даже не представлял, как мог отвергать самые прекрасные на свете чувства.

Интересно, когда можно познакомить Сергея с мамой? За исключением никогда? Как незаметно избавиться от ковра у него в квартире? Как затащить его в магазин стильной одежды? Как убедить поменять прическу? Ладно, это все второстепенно. Главное, что они вместе, что они любят друга, что...

Стоп, он действительно это подумал?

Наверное, лучше пока оставить пространные мысли. Что если сегодня после работы купить какого-нибудь жуткого фастфуда и завалиться смотреть «Декстера»? Или «Американскую историю ужасов»? Или «Во все тяжкие»? Сергей же вообще ничего не смотрел, кроме «Властелина колец» и кретинских ужастиков. Может, «Игру престолов»? Или «Ганнибала»? Или может, хватит перебирать названия сериалов? Надо спросить Сергея о планах на вечер. Вдруг он уже что-то придумал? И еще неплохо бы сегодня поработать.

Алекс по привычке бросил взгляд в сторону эскалатора, но Сергея там не было. И почему-то, вместо того чтобы воспользоваться своей хорошей идеей и поработать, Алекс медленно прошел к выходу и как бы невзначай поглядел по сторонам. Он слишком поздно понял, что нужно было остаться за столом и продолжить бездумно перелистывать книжку, размышляя о планах на вечер и любви. Сергей разговаривал с молодой женщиной, которая держала за руку малышку в смешной шапке и дутом комбинезоне.

Алекс замер, не в силах отвести от них глаз. Женщина была миловидной, хоть и сильно уставшей. Она что-то говорила Сергею спокойно и буднично, а он кивал, глядя только на девочку, которая покачивалась с ноги на ногу, крутилась у мамы под рукой и в конце концов, протянув вперед ручки, заулыбалась: «Папа!», так что Сергей мгновенно, забыв о всяком разговоре, подхватил ее под мышки. Ладошки обняли его за шею, он поцеловал дочку в нос, и она радостно чмокнула его в ответ. Женщина продолжала говорить, Сергей коротко отвечал ей, а сам не переставал покачивать дочку, которая смеялась, перебирая маленькими пальчиками папины волосы. Потом он что-то сказал девочке, та кивнула, и Сергей посадил ее себе на шею. В этот момент Алекс вернулся в магазин, чувствуя, что еще чуть-чуть, и сердце разорвется от тоски и нежности.

Он был самым любящим папой на свете. Он был готов на все ради своей дочери. Одной этой сцены хватило сполна, чтобы понять, как много она для него значит. И даже если с бывшей женой его ничего не связывает, никогда и никого Сергей не будет любить сильнее дочери. И было бы глупо, эгоистично и просто бесчеловечно вырывать его из жизни, которой он принадлежал.

Алекс ртом втянул в легкие воздух, чтобы отрезвить поплывшее куда-то сознание, но все равно — ему стало так плохо, что задрожали колени. В магазине подарков в этот час не было ни одного клиента, и Алекс, понимая, что ему уже не совладать с эмоциями, резко дернул вниз жалюзи, которые наглухо закрыли вход и разом отсекли весь внешний мир, щелкнув тугим замком.

В это время мимо эскалатора проходила продавец из «Л’Этуаля» по имени Вика. Привлеченная резким жужжащим звуком, девушка недоуменно обернулась и, увидев жалюзи на магазине подарков, тут же направилась в их сторону.

— Сашунь? — настороженно спросила Вика. — У тебя все нормально?

Никакого ответа.

— Саш? — чуть громче повторила девушка.

Ничего.

— Саш, ты же там, — не отставала Вика. — Открой.

Но вместо этого изнутри донесся какой-то шорох, а затем звук падения.

Перепугавшись, Вика бросилась в ближайшие отделы обуви, одежды, сумок и товаров для дома, откуда мгновенно повыскакивали неравнодушные продавцы. Они тут же столпились возле магазина подарков и начали наперебой обсуждать происходящее.

— Саша, открой! — умоляли все по очереди.

— Саш!

— Что у тебя случилось?

— Мы тебе поможем!

— Скажи хоть что-нибудь!

— Уходите, — наконец ответил голос, мрачный и басовитый, совсем непохожий на тот, к которому привыкли знакомые Александра. Меж тем толпа под дверью увеличивалась, к ней присоединились остальные продавцы первого этажа, уборщицы, несколько проходивших мимо покупателей и все охранники, кроме одного, который провожал бывшую жену до выхода и, пока не приехало такси, играл с дочерью под монотонное жужжание женского голоса. Когда Дашенька последний раз схватила маленькими ладошками папу за щеки и звонко чмокнула его в губы и Марина увела ее в подъехавший автомобиль, Сергей поднялся с корточек, с теплой улыбкой помахал дочке на прощанье и, развернувшись, пошел обратно на свое рабочее место.

Возле которого творился какой-то ад.

— Так, разошлись все! — громко скомандовал он, втесавшись в самую гущу толпы. — Отошли все на пять шагов назад! Живо! Что тут происходит?

— Саша закрылся и не открывает! — возбужденно закричали девочки-продавцы.

— Он не в себе, похоже, — добавил кто-то.

— Так, отошли все отсюда, — повторил Сергей. — Быстро!

Прозвучало это так, что все разговоры тут же стихли и народ послушно попятился к эскалатору.

— Ближе не пускать никого, — сказал Сергей охранникам, а сам пошел в сторону магазина.

Алекс сидел на полу по другую сторону жалюзи, пытаясь хоть как-то взять себя в руки. Все было тщетно. Слезы затопляли глаза, и приходилось без конца смаргивать их, чтобы не разрыдаться, как последняя девчонка. Сейчас все пройдет. Он встанет, позвонит Кристине, попросит ее доработать и уйдет. Главное, не привлекать к себе лишнего внимания.

— Саш, — теплый голос раздался совсем близко, и Алекс невольно повернул голову. — Ответь мне что-нибудь, или придется вырвать твои жалюзи.

— Уходи.

Повисла тишина, и Алекс на секунду испугался, что Сергей действительно ушел.

— Там есть еще кто-то или ты один? — после паузы очень вкрадчиво спросил голос.

— Один, — всхлипнул Алекс. — И не говори таким тоном, будто я террорист.

— Я же не знаю, что у тебя происходит.

— Ничего.

— Что случилось, Саш?

— Я в порядке.

— Это из-за Марины и Даши?

— Ее зовут Марина...

— Боже, ты это серьезно? — выдохнул Сергей. — Ты ревнуешь меня к бывшей жене?!

— Да при чем здесь... — голос у Алекса сорвался, он изо всех сил сжал кулаки и медленно выдохнул.

— Саш? — тут же позвал Сергей. — Говори со мной.

— Марина здесь не при чем, — собравшись, произнес Алекс. — Я не тот, кто тебе нужен, вот и все.

— С чего ты взял такую ерунду?

— С того что... Ты натурал, вот с чего.

— Саш, открой свои шторы, и поговорим нормально.

На это Алекс ничего не ответил.

— Если ты хочешь, чтобы я выбрал между тобой и дочерью...

— Да не хочу я этого, — оборвал Алекс. — Как я вообще могу просить тебя о таком? У тебя есть семья. Нормальная семья. Я никогда не смогу даже близко стать чем-то подобным, понимаешь? Зачем я тебе? Зачем тебе эти отношения?

— Затем, что ты мне дорог.

— Я так не могу. Я словно влезаю в чужую жизнь. Я не понимаю, что ты за человек, что у тебя на сердце, почему ты ушел от жены и стал встречаться со мной. Я думал, что доверяю тебе, но как я могу доверять человеку, о котором ничего не знаю?

Алекс услышал, как Сергей тяжело выдохнул по другую сторону жалюзи, и испугался, что сейчас он скажет: «Ладно. Видимо, нам правда лучше расстаться» и все-таки уйдет.

— Ладно, — начал Сергей и, немного помедлив, заговорил совсем другим, до предела серьезным голосом. — Мы с Мариной разошлись вскоре после того, как родилась Даша. Это часто случается с молодыми родителями. Так мне, по крайне мере, говорили друзья. Ребенок — это тяжело, и не всякая любовь проходит эту проверку. Мы поняли, что лучше сейчас, чем когда Даша будет это осознавать, и подали на развод, — он говорил медленно, через силу. — Разводились в суде, и закончилось это все только в апреле. Марина отсудила Дашу, оно и правильно, конечно: ребенок должен быть с матерью. Но все равно это...

— Больно, — тихо закончил Алекс.

— Я могу навещать ее и брать к себе через выходные, но пока она такая маленькая, я боюсь, что без Марины сделаю что-то не так и... в общем, после развода у меня был сложный период. Я никак не мог взять себя в руки, часто пил, и однажды, уже летом, на работе произошел конфликт. Я тогда еще работал в омоне. Был у меня там один приятель. Он сказал что-то дебильное типа Даша быстрее вырастет и найдет себе мужика, чем я начну с кем-то встречаться. Ну и мы как-то... — Сергей помедлил, — повздорили, в общем. Он с черепно-мозговой, у меня перелом. И вот меня вызвали и сказали, мол, ты хороший парень, Серега, так что пиши по собственному. Я написал. Ушел. Устроился сюда. И решил, что ничего мне больше не надо: ни карьеры, ни баб. Буду один, сам для себя. Ну и для дочки, конечно. Она у меня есть, что еще нужно. А потом ты появился через полгода после этого всего. И я не знаю, Саш, что ты сделал, флюиды у тебя гейские какие-то, что ли, но я к тебе привязался. Я сразу чувствовал, что это не так, как с другими, что это особенное. И сначала я это не принимал, хотя все равно чувствовал, а потом решил, что какая к чертям разница. Возможно, то, что я встречаюсь с парнем, значит, что я до сих пор не вернулся к нормальному своему состоянию, но знаешь: я уже и не хочу к нему возвращаться. Что бы ты тут ни говорил.

Алекс хотел ответить хоть что-нибудь, но слова застряли поперек горла.

— Я очень люблю свою дочь, — сказал Сергей, — но и тебя я... Я тебе все рассказал. Если хочешь, открой жалюзи. Не хочешь, я уйду.

— Рано или поздно ты встретишь девушку, — упрямо проговорил Алекс, до боли сжимая кулаки. — И будешь счастлив. И все вернется на место.

— Возможно, — ответил Сергей. — Вот только я хочу быть с тобой. Или один.

Руки у Алекса тряслись. С трудом поднявшись на ноги, он открыл замок, который удерживал жалюзи, и наконец-то поднял их. Перед глазами возникла огромная толпа растерянных зевак.

А вот Сергей уходил, и Алекс смотрел на его удалявшуюся спину с едва уловимым осознанием, что, наверное, совершил самую большую ошибку во всей своей жизни. Он бы мог броситься за ним, догнать, взять свои слова назад и извиниться. Но почему-то не бросился, не догнал, не извинился, а продолжил просто провожать его взглядом с тяжелой болью в сердце и жалкой мыслью, что это необходимо.

Эпилог

И кажется, после этого все потекло своим чередом. В торговом центре убрали новогодние украшения. Мама перестала переживать, что Алекс вечно ночует не дома. Заброшенные «Три товарища» были возвращены на стол и открыты на нужной странице. На работе с десяти утра до десяти вечера, одним глазом наблюдать за клиентами, другим — за содержанием книги. Затем обычная получасовая прогулка в тишине пустого, уже отходящего ко сну города. Осталось совсем немного, прежде чем Анвар Мухамедович выдаст Алексу трудовую книжку, обнимет на прощание, скажет что-нибудь напутственное на своем языке и отправит на все четыре стороны. Алекс еще не знал, какую из этих четырех сторон выбрать, но хотел, чтобы она оказалась самой дальней от саднящей боли, которую он изо дня в день переживал на работе, столкнувшись взглядом с Сергеем.

Во вторник на своей последней рабочей неделе Алекс ворвался в торговый центр с опозданием на целых полчаса. То ли в доме сговорились все будильники, то ли сам юноша под конец расслабился, только прежде он ни разу себе такого не позволял и надеялся уйти с чистой репутацией. Конечно, желание его было почти несбыточным, ведь пакости всегда случаются в последний момент.

И вот, стараясь сохранять невозмутимость, господин Илларионов быстрым шагом подошел к своему магазинчику, достал ключи и начал возиться с замком, как вдруг услышал рядом:

— Привет.

Алекса точно током дернуло, но он постарался ничем не выдать взметнувшийся в груди шторм.

— П-привет...

— Помочь? — Сергей кивнул на замок.

— Нет, спасибо, я сам.

— Слышал, ты увольняешься...

— А, это, — Алекс весело улыбнулся, но тут же решил, что перегибает с непринужденностью, — ну да. Перемены к лучшему.

— Ясно, — кивнул Сергей. — Может, все-таки помочь?

— Да нет, я уже... — замок наконец-то щелкнул, и жалюзи поехали вверх. — Ну вот.

— Ты как сам? — спросил Сергей. — Все нормально?

Голос у него был совсем не веселым, и фальшивой прыти у Алекса как-то поубавилось.

— Я... да в общем-то в порядке, — сказал он и, чуть потупившись, продолжил: — А ты?

Сергей пожал плечами.

— Да вроде не жалуюсь.

— Ясно...

Они помолчали некоторое время, избегая смотреть друг на друга, а затем, словно опомнившись, в один голос выпалили:

— Ну я пойду...

— Ну мне пора...

И быстро разошлись каждый на свое место. И если в прежние дни Алекс собирал волю в кулак и смотрел только на покупателей и книгу, то после разговора с Сергеем удержаться и не взглянуть на эскалатор было просто невозможно. Алекс ходил по магазину кругами, ко всем приставал, как те дотошные продавцы, которые регулярно отравляют честным гражданам жизнь. Он крутился туда-сюда на своем стуле, таращился в ноутбук, изо всех сил вчитывался в книгу, но человеческая натура до крайности ироничная и предательская, а потому Алекс нет-нет да и бросал быстрый взгляд на Сергея, и почти всегда темные глаза замирали на нем в ответ.

Все это было совершенно невыносимо, и Алекс втайне требовал у круглого будильника с огромным циферблатом, чтобы он поторапливал свои метровые стрелки. Но время тянулось так же медленно, как и всегда, и только ближе к вечеру Алекс смог более-менее прийти в себя и углубиться в чтение и даже чуть-чуть — в работу.

В шесть часов в торговом центре был самый большой наплыв посетителей, но сегодня Алекс об этом забыл и преспокойно читал, пока в его магазинчике разгуливали многочисленные потенциальные покупатели. Часы медленно отсчитывали минуты.

Вдруг, ни с того ни с сего Алекс почувствовал, как книжка вырвалась у него из-под рук. Он встрепенулся, успел заметить рядом с собой Сергея, и в эту секунду все, что было на столе, со звоном и грохотом полетело на пол.

Алекс так и обалдел.

— Ты что...

Но Сергей сгреб его одной рукой, бросил спиной на стол, схватил за запястья и, прижав их к столешнице, впился в губы с таким неистовством, что Алекс престал дышать. Он не успел ни испугаться, ни осознать происходящее, но точно успел ответить на поцелуй. Сергей оторвался от него и, не отпуская, тяжело дыша, навис сверху.

— Ты в своем уме? — шепнул Алекс.

— Нет, — рыкнул Сергей.

— Хорошо. Я тоже, — Алекс дернулся навстречу, и их губы снова впились друг в друга. Поцелуй, уже готовый перерасти в нечто большее, прервался, лишь когда короткая молния «Магазин!» вспыхнула у Алекса в голове.

— Черт... — по-прежнему лежа на столе, юноша выгнул шею и увидел, правда, вверх ногами, полсотни человек, которые столпились в маленьком помещеньице и, дружно остолбенев, таращились на развернувшуюся перед ними сцену.

— Кажется, мы с тобой уволены, — снова посмотрев на Сергея, сказал Алекс.

— Правда? — охранник поглядел на онемевших зевак, которые уже не помещались в магазинчик. — Ну и хорошо. Я все равно написал заявление.

— И ты тоже?!

— Ну да. Без тебя тут не так радужно.

— Иди ты... — Алекс прыснул и, чуть помедлив, все-таки решился:

— Кажется, я тебя люблю...

— Кажется, я тебя тоже, — с улыбкой отозвался Сергей. — Вот это мы влипли, да?

И оба тут же рассмеялись.

Конец

январь 2016
запись создана: 11.02.2016 в 16:56

@темы: творчество

URL
Комментарии
2016-02-12 в 19:36 

Зернова
das Herz
Надеюсь на хэппи-энд. Не может такая милая история оказаться кровьмясокишки???

2016-02-12 в 20:27 

souriso
Хотел как лучше, а пошёл спать
Зернова, не-не, это позитивная история, никаких кишков:D

URL
2016-02-12 в 20:27 

souriso
Хотел как лучше, а пошёл спать
Зернова, не-не, это позитивная история, никаких кишков:D

URL
2016-02-12 в 20:37 

Зернова
das Herz
souriso, ну, хорошо.)) Жду продолжения.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Happily Ever After

главная