• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
21:08 

#47

Хотел как лучше, а пошёл спать
Опубликовала своего "Валюнтариста" на Прозе.ру
Жду отзывов "Фууу гомики" и "Ну и сюда долбанутые яойщицы залезли":lol:

@темы: творчество

15:35 

#69

Хотел как лучше, а пошёл спать
Слушайте, я тут подумала
ну конечно идея бредовая но все же
Я как-то порывалась однажды выкладывать в дневник свое творчество, и, хотя затея особо бурно поддержана не была, мне сейчас почему-то взбрендило в голову снова что-нибудь выложить.

Рассказ называется "Prince Charming" и повествует о временах, когда еще существовали короли и принцы, а война не была пустым звуком. Предупреждаю сразу: слэш. Но милый:shuffle: Мой любимый рассказ.
Собственно
запись создана: 12.07.2011 в 20:49

Вопрос: Надо?
1. Да  10  (100%)
2. Нет  0  (0%)
Всего: 10

@темы: творчество

19:32 

#74

Хотел как лучше, а пошёл спать
Ну все. Я поехала))) Вернусь 21 числа, с кучей эмоций и фоток
Оставляю вам вместо себя рассказ)
Не пугайтесь, что он типа длинный, это не так на самом деле)))



Ania-IVO (souriso) "Prince Charming"

Далеко-далеко от того места, где перо мое касается бумаги, чтобы увековечить этот рассказ, там, где небо сходится с землею, а птицы поют нежным и чистым сопрано, где история хранит легенды и предания и каждый чтит и помнит предков, простирались земли двух королевств. Южное, принадлежавшее сильному и бесстрашному потомку рода Де’Крие Карлу, славилось своей мощью, неустрашимостью и неприступностью. Северное же, бывшее во владении мудрого и рассудительного короля Вильяма Ольденбургского, отличалось удивительной стройностью уклада своей жизни. Здесь было мало бедных и бездомных, а граждане, совершившие преступление, карались по всей строгости закона, и никто не мог обойти безразличную к сословиям справедливость. Никогда не было вражды между королевствами, ни одна летопись не гласила о войне, и удачное такое соседство вот уже многие века приносило пользу как роду Де’Крие, так и династии Ольденбургской.


@темы: Life, творчество

23:46 

lock Доступ к записи ограничен

Хотел как лучше, а пошёл спать
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:26 

#779

Хотел как лучше, а пошёл спать
Бывают такие моменты, когда ты просто хочешь писать. Неважно о чем, неважно как, ты просто берешь листок и ручку или открываешь пустой файл на компьютере и… понимаешь, что не можешь выдавить из себя ни слова. И писать-то не о чем, и слов-то подобрать невозможно, и в голове вместо мозга как будто полукруглая деревяшка, в которой бесполезно искать какие-либо мысли. Это расстраивает тебя, раздражает, ты силишься, тужишься, пытаешься сдуть пыль со своего застывшего за 2 года мозга, шевелишь его что есть сил и вот пишешь-пишешь-пишешь, сотворил уже целый абзац – и тут понимаешь, что уже полночь и через 15 минут ты должна лежать в постели, потому что вставать завтра в 6 утра. А ты еще не сходила в душ, не вымыла голову, да и вообще весь вечер не занималась ничем полезным. Вдобавок еще и нос заложило. Да начни ты сейчас книгу, ты ее никогда не закончишь. Когда тебе этим заниматься, если впереди у тебя курсач, научная работа, балет? А большую часть свободного времени ты проводишь со своим молодым человеком. Ни о какой книге и речи идти не может. Да и сюжета у тебя нет. Иди-ка лучше спать. Нечего страдать ерундой. И вот уже после этого, чувствуя себя бездарным ничтожеством, понимая, что ты завтра не выспишься и будешь злая и сонная весь день, ты начинаешь писать по-настоящему, взахлеб, не прерываясь даже на то, чтобы посмотреть сообщение в социальной сети от своего любимого.

Но в какой-то момент, написав еще один абзац, ты понимаешь, что все-таки затея твоя бессмысленна, ты раздражаешься еще больше, смотришь на часы, стираешь написанный абзац и в бессилии роняешь голову на руки. Вот оно, вдохновение, пришло наконец, но ты уже не писатель, ты растеряла весь свой талант в какой-то бытовухе и ерунде, ты ничего из себя не представляешь, и вот уже бабушка звонит, чтобы подогнать тебя скорее ложиться спать, и ты торопишься, злость внутри тебя растет и растет, ты хочешь написать что-то стоящее, но времени нет, мозг в голове превратился в камень и покрылся мхом, в горле уже стоит комок от осознания собственной никчемности. Ты чувствуешь силу в пальцах, но сила эта уходит в пустоту. А когда-то ты писала несколько страниц каждый вечер. Когда-то у тебя были сюжеты. Когда-то ты находила время на творчество. А сейчас у тебя нет ничего. И завтра ты пойдешь заниматься своими будничными никчемными делами. Ты сходишь в свой институт, вернешься домой, сделаешь свои уроки, убьешь кучу времени в социальных сетях, допустим, что почитаешь свою английскую книгу, выучишь какие-нибудь немецкие слова. Потом придет твой молодой человек, вы будете бессмысленно валяться на диване, смотреть какой-нибудь ненужный сейчас фильм, искать ерунду в Интернете. В такой бездарности ты проведешь еще несколько часов. И уже потом, понимая, что ты прожила еще один не обремененный интеллектом день, провожая своего любимого молодого человека в коридоре, ты посмотришь ненадолго в его темные, теплые карие глаза и поймешь, что, может быть, все не так и плохо.

И ты не зря не спала вчера до часу ночи, проплакав над своей бездарностью.

@темы: творчество

10:12 

#881

Хотел как лучше, а пошёл спать
Этот утренний пост я посвящаю всем людям, которые никогда не бросают то, что однажды начали. Как я всегда говорю, - даже если меня нет на дайри, я все равно вернусь. По каким-то причинам у меня не было вдохновения вести дневник и описывать происходящие события, хотя события в моей жизни все-таки происходили. Пусть и не какого-то глобального масштаба, но все равно важные и интересные. Не хочу сейчас вспоминать о прошлом, скажу лучше, что толчком к возврату на дайри послужило возобновление работы над "Шепотом в тишине", романом, который я не окончила в 2010 году. Мозг пока упорно отказывается складывать слова в осмыленные, удобочитаемые предложения, но я буду стараться)

@темы: творчество

00:13 

#891

Хотел как лучше, а пошёл спать
Окей, ленивая жопа Аня снова с вами и готова вещать увлекательнейшие эпизоды своей фееричной жизни. Погоди-ка, у меня же ни хрена не происходит :D

Последние пару дней я занимаюсь составлением плана нашего с Севой путешествия в Питер. Потому что я люблю составлять планы, вот почему) Я нашла все места, которые мы хотели бы посетить, сгруппировала их по местоположению и теперь жду, когда Сева посмотрит и скажет, куда он точно не хочет, а что бы ему хотелось добавить. Мы уезжаем 9 августа и пробудем в Питере 10 дней. Я очень надеюсь, что за 10 дней можно обойти и объездить все задуманное. Тем более, я буду в Питере третий раз, так что могу ориентироваться в центре без карты.

Кроме того, большую часть моей будничности занимает написание романа. Недавно я подумала, что пишу уже без малого 8 лет, и эта дата показалась мне пугающей. Иногда мне кажется, что писательского таланта у меня совсем нет, а иногда я чувствую себя просто богиней пера, но как бы то ни было, до тех пор, пока написание историй приносит мне радость, я это дело не брошу) даже если у меня всего три читателя, один из которых я :lol:

А еще Сева сегодня наконец-то отработал последний день, и завтра мы сможем безудержно ничего не делать весь день напролет, ура! :vict:

@темы: Life, love, творчество

00:18 

#892

Хотел как лучше, а пошёл спать
свежий, горячий и ароматный рассказ)) Написан по мотивам истории подруги)

"Пицца"


читать

@темы: творчество

10:45 

#908

Хотел как лучше, а пошёл спать
Ох уж это отвратительное чувство, когда ты вроде хочешь писать, у тебя появилось с утра вдохновение и, самое главное, свободное время, которого в этом году, знаешь ли, будет немного, ты садишься за ноутбук, открываешь файл с романом, где у тебя написано уже 75 страниц, листаешь до конца и - понимаешь, что все это тебе надоело. Тебя раздражает эта героиня, тебе наплевать, что с ней происходит, и ты даже не можешь заставить себя написать эту главу хоть как-нибудь, потому что какой смысл, если в написанном не будет души. И вот ты закрываешь файл, оставаясь наедине с вдохновением, свободным временем и полнейшей пустотой в голове. Хочется писать - а писать-то нечего! Как же я ненавижу такие моменты

@темы: творчество

20:49 

#942

Хотел как лучше, а пошёл спать
Пассаж о женской логике



Я всегда была правильной девочкой. Прилежной, трудолюбивой, аккуратной. Меня воспитывали в атмосфере торжественной строгости и обостренной культурности. В девять лет я пошла в балетную школу. В нашем провинциальном городе Школой называлось заведение, куда детей приводили три раза в неделю, просто чтобы они дома не сидели. Тем не менее, классическое искусство внесло фундаментальный вклад в становление моей личности, обремененной чрезмерным чувством долга и ответственности. Незыблемое понятие чести укоренялись во мне с каждым новогодним «Щелкунчиком» и каждой весенней «Жизелью». Поэтому, получив в начале декабря предложение подработать от Лены, я была, мягко говоря, смущена.
Лена всегда была для меня «старшей» на балете. Еще когда я пешком под стол ходила и мучительно пыталась устоять в первой позиции каждые понедельник, среду и пятницу, Лена уже была взрослой, танцевала в труппе нашего театра, солировала. Теперь, когда мне двадцать, а ей двадцать пять, разница в годах ощущается меньше, чем в тринадцать и восемнадцать, но общий язык мы не можем найти до сих пор. Характер у Лены, мягко говоря, непростой. Она любит указать на недостатки, навязать свое мнение да и покричать чуть что она мастер. Я же как человек совершенно неконфликтный всегда старалась избегать ее, но в последние несколько месяцев в связи с занятостью в одном балете мы часто оказывались рядом и были вынуждены общаться. Не без удивления обнаруживала я в себе многие черты, составлявшие основу трудного характера Лены: спесивость, эгоизм, высокомерие, придирчивость и, ко всему прочему, феноменально трезвый взгляд на вещи. Если вокруг творился беспредел, мы обе называли его не «ну ничего» и не «исторически так сложилось», а именно беспределом. Если царило головотяпство, мы не стеснялись об этом говорить. Единственное, что я возмущалась мысленно или в узком кругу друзей, а Лена кричала на весь наш рухлядский ДК. Я могла быть такой, как она, если бы приличное воспитание не подавляло врожденный снобизм.
читать дальше

@темы: творчество

00:35 

#957

Хотел как лучше, а пошёл спать
Дописала первую часть романа. Впереди еще две, и мне срочно нужен обширный ликбез по куче тем

@темы: творчество

23:38 

#986

Хотел как лучше, а пошёл спать
А еще на "Игре в имитацию" за нами сидели девочки, которые очень бурно реагировали на каждую сцену: смеялись в голос, возбужденно переговаривались, выкрикивали что-то, всхлипывали в конце. Я так поняла, что это были шерлокоманы и слэшеры. Я ничего не имею ни против одних, ни против других, потому что очень люблю сериал Шерлок, а ко вторым сама отношусь, но одно дело - хобби, а другое - фанатизм. И когда люди начинают настолько жить фандомом, что в реальности ведут себя ненормально, это не есть хорошо, я считаю. Я бы хотела призвать всех фандомщиков не становиться такими и терять адекватность происходящего, потому что даже за фандом неудобно, когда такие люди попадаются :-/

@темы: wtf, творчество

21:58 

#989

Хотел как лучше, а пошёл спать
Сева
у тебя не роман получается
21:51:08
а целый роман геннадьевич

и в этом есть доля правды :lol:

@темы: творчество, lol

22:04 

#997

Хотел как лучше, а пошёл спать
Автор: Ania-IVO (souriso)
Категория: Ориджиналы
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Повседневность, Юмор
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание: Когда работаешь устным переводчиком, сложно предугадать, какой попадется клиент..)

ЧИТАТЬ


@темы: творчество

22:05 

#1036

Хотел как лучше, а пошёл спать
Сегодня преподавательница по художественному переводу рассказывала, как переводчик сдает книгу в издательство. Сначала перевод смотрит редактор, обсуждает с переводчиком разные варианты, убирает то, что не очень нравится и тд. Затем идет первая корректура, при которой текст вычитывается на соответствие нормам русского языка. После этого текст возвращается переводчику в формате, похожем на будущие книжные страницы. Как сказала наша преподавательница: "Когда видишь свой перевод в таком виде, сразу же выплывают сотни огрехов, которые не заметили ни я, ни редактор, ни корректор". Свои очередные исправления (нам она показала таблицу на 7 листов) переводчик снова утверждает с редактором, после чего текст идет на вторую корректуру, и в следующий раз переводчик видит его только на витрине магазина. "Эту книгу я открою абсолютно на любой странице, - говорит преподавательница, - и обязательно найду там какой-нибудь косяк". Тяжела и неказиста жизнь народного артиста художественного переводчика, коим я хочу стать:D

К слову, преподавательницу нашу зовут Елена Серафимовна Петрова, и она перевела на русский язык "Хорошо быть тихоней", "Зов кукушки" и разные другие книги.

Мне просто хочется сказать, что я обожаю ее слушать. Неважно даже о чем она говорит - у нее такая разнообразная речь, она так искусно пользуется малоупотребительными словами, что очень хочется когда-нибудь научиться так же)) Уверена, обширная практика художественного перевода этому отлично способствует. И конечно, писательская практика тоже. Кстати, на Прозе. ру мне осталось выложить последнюю главу своего крайнего терпеть не могу это слово романа "Мороз по коже" минутка самопиара:D

@темы: творчество, спбгу

20:21 

#1044

Хотел как лучше, а пошёл спать
Ну все, я "разморозилась", если можно так выразиться. Вчера выложила последнюю главу и эпилог "Мороза по коже". Этот роман единственный, за который мне не стыдно) Сама история прошла долгий мученический путь, прежде чем воплотиться на бумаге, точнее на экране монитора, в том виде, в каком есть сейчас. Первая версия возникла в 2010 году и была гетом, который я благополучно не дописала. Вторая версия появилась под влиянием песни Елки и Бурито "Ты знаешь обо мне" и тоже была благополучно не дописана. После чего под конец 2014 года я неожиданно поняла, что давно придуманный сюжет нужно изложить по-другому, сделав второстепенного героя главным и превратив гет в слэш. Так из "Шепота в тишине" получился "Мороз по коже", очень печальная, но, как мне кажется, очень правдивая история о неразделенной любви. Она практически основана на реальных переживаниях, коим я была свидетелем. В процессе написания было много раздумий о концовке, одна моя подруга говорила, что плохой финал сделает историю безнадежно и бесцельно тоскливой, другая, наоборот, сказала, что герой не заслужил прощения и второго шанса. Я же кидала монетку) Мне грустно расставаться с Адамом и Тадеком, особенно здесь, в Питере, где они гуляли в первой части, но все же, надеюсь, в будущем я напишу что-нибудь еще. Более веселое)


Название: Мороз по коже
Автор:Ania-IVO
Фандом:Ориджиналы
Рейтинг:R
Жанр:Angst/Drama/POV/Pre-Slash
Размер:Макси
Статус:Закончен
События:Безответная любовь, Наше время, Повседневность, Шоу-бизнес, мир искусства
Саммари:Добрый день, меня зовут Адам. Мне 24 года, я живу в Нью-Йорке, фотографирую. Вот, пожалуй, и все обо мне. Куда больше я бы мог рассказать о Тадеуше: успешный музыкант, первая скрипка крупного оркестра и мой самый близкий друг. Он гордый, капризный и порой жестокий, но я люблю его, и даже если со стороны мои чувства напоминают синдром Адели, я знаю, что это сущая ерунда, ведь как можно путать болезнь и бескорыстную преданность?

ЧИТАТЬ на прозе.ру

@темы: творчество

23:43 

Хотел как лучше, а пошёл спать
Сегодняшний разговор с подругой:D
Я: мне тут что-то грустненько стало....
П: что ты дописала рассказ? что ты послезавтра уезжаешь на полгода?
Я: Орландо Блуму в следующем году 40 лет....

@темы: Men, lol, творчество

20:28 

#1127

Хотел как лучше, а пошёл спать
У этой истории было много названий: "Новогоднее курево", "Няшечка маняшечка", "Романтика блин", "Один раз не пидорас" и "Улыбка Чеширского кота". Выбор был непростым, но все же "Улыбка Чеширского кота" победила.
Небольшой оридж как результат январской прокрастинации)

Автор: Ania-IVO
Название: Улыбка Чеширского кота
Рейтинг: R
Жанр: Slash, Humor, Romance
События: Наше время, Повседневность, Чистая романтика
Саммари: Что если ты продавец в торговом центре и твое единственное развлечение - поглядывать исподтишка на красавца охранника, который дежурит возле эскалатора? Ну не так чтобы глазеть, а аккуратно, с безопасного расстояния...
Откуда ж Алексу было знать, что в этот день все пойдет наперекосяк?

предыдущие главы

Глава 4

Проснувшись утром, Алекс продолжал лежать, не открывая глаз. Осознание случившегося еще не полностью заполнило его тяжелую с похмелья голову, но вот мыслительный процесс, как это часто бывает в постели, развернулся на полную мощь. Если Сергей еще спит, то можно быстро и незаметно ускользнуть, вернуться домой, объясниться с родными, позвонить Анвару Мухамедовичу, уволиться из магазина, переехать в другой город... Ладно, а вдруг Сергей не спит? Разговора тогда можно избежать лишь в одном случае: если охранник тут же заткнет Алексу рот простыней и продолжит вчерашнее. Интересно, что бы Алекс предпочел: узнать, что Сергей — маньяк-извращенец, который познакомился с ним только ради этой ночи, или что Сергей так нажрался, что ему уже было плевать, с кем трахаться. Ну а вдруг Сергей что-то чувствует к нему? Серьезно. Без водки. Потому все и случилось. Какова вероятность такого расклада? От отчаяния Алекс чуть не взвыл. Приблизительно ноль процентов...

В этот момент он почувствовал едва уловимое прикосновение к лицу, и дужки очков поползли по вискам вперед. Алекс мгновенно распахнул глаза и увидел Сергея. Ну не совсем увидел, потому что Сергей таки успел сделать то, что начал, и теперь красная оправа была в его ладони. «Если он только дернется, я его прибью, — подумал Алекс. — Покалечу точно».

— Извини, что разбудил, — тихо проговорил Сергей. — Я думал, они тебе мешают. Да и сломать мог во сне.

Голос его звучал сдавленно и один раз даже чуть вздрогнул. Сергей был на другом краю кровати, Алекс его видел не слишком четко, а потому безбоязненно смотрел прямиком в темно-карие глаза.

— Ты это... — Сергей кашлянул. — Ну...

Алекс вырвал у него очки, нацепил на нос и тут же перевернулся на другой бок, уставившись в окно, за которым виднелась заснеженная макушка березы. Какой это этаж? Тридцатый? Как они вообще тут оказались?

— Саш...

— Отвали.

— Понял.

Алекс пытался сообразить, как одеться так, чтобы не фланировать с голой задницей перед Сергеем и лишний раз не провоцировать предполагаемый садизм. Можно забрать с собой одеяло. Хотя, конечно, неудобно: оно все-таки чужое, по полу его волочить...

— Чай будешь? — снова подал голос Сергей.

— Нет.

— Сань, ну послушай...

— Не называй меня Саней.

— Как тебя называть?

— Никак.

— Ну прости меня, — Сергей тяжело выдохнул. — Ну я придурок. Перебрал вчера. Сильно перебрал. Каюсь. И это еще... у меня давно не было... ну в общем...

— И поэтому ты был готов трахать все, что движется, — пробурчал Алекс.

— Ну чего ты сразу в штыки? — Сергей потянул на себя одеяло, так что Алексу пришлось перевернуться обратно. — Я не из этих. То, что случилось, то случилось.

— Ясно. Забудем и разойдемся.

— Сань. Алекс, — поправился Сергей, — можно называть тебя как-нибудь по-другому? Не так пидарски? Ладно-ладно, извини. Просто ты меня что, тоже так собрался звать? Не Серегой, а не знаю, Сержем каким-нибудь?

— Пошел ты, — Алекс скривился и хотел уже дернуть изо всех сил одеяло, вскочить с постели и сбежать, как тут Сергей неожиданно подполз ближе и приглушенно, с беспощадной мягкостью в голосе проговорил:

— Эй, ну-ка посмотри на меня.

И почему-то Алекс подчинился.

— Я не голубой. И с мужиками никогда в жизни не спал, — сказал Сергей. — И что бы ты ни думал, а я знаю, что ты думаешь, я бы не смог ужраться до такого состояния, чтобы не понимать, с кем я сплю.

— Я польщен, — выдавил Алекс, но уже по инерции, потому что на самом деле злость и обида вдруг начали ускользать в прекрасное далеко...

— Раз то, что случилось, случилось, — продолжал Сергей, — значит, я действительно этого хотел. С тобой. А то, что вышло как-то... грубо, это ты меня извини. Я не такой обычно. То есть всегда не такой. Другой. Ты понял, в общем.

— Мне домой надо, — почти прошептал Алекс. — Я телефон не взял. Меня потеряют. У бабушки сердце слабое. Отвернись, пожалуйста, я оденусь и уйду.

Но вместо того чтобы сделать как сказано, Сергей чуть улыбнулся и придвинулся еще ближе, так что Алексу стало тяжело фокусироваться на его лице сквозь очки.

— Если ты уйдешь, — сказал Сергей, — я останусь здесь один и буду весь день думать о том, что было. И сойду с ума.

— Не сойдешь.

— Останься.

У Алекса что-то трепыхнулось в груди, так что он даже поежился.

— Ты же «не из этих», — как-то безвольно пробормотал юноша.

— Одно другому не мешает, — Сергей аккуратно снял с Алекса очки, потянулся вперед и, медленно перегнувшись через юношу, отчего тот даже дышать перестал, положил очки на тумбочку.

— Мы с тобой неправильно начали, — Сергей лукаво улыбнулся и, навалившись на Алекса, уложил его на спину.

— Я не... — Алекс не успел договорить, потому что Сергей накрыл его рот поцелуем. Алекс дернулся, но горячая ладонь тут же опустилась на его талию и мягко, но настойчиво прижала юношу к кровати. Алекс закрыл глаза и повернул голову набок. Губы Сергея ласково прошлись по щеке, по шее, жар его тела был невыносим, и Алекс невольно заелозил по простыне, словно сгоняя нараставшее желание. Но в следующую секунду руки его уже оказались на спине Сергея, губы стали целовать его губы, скулы, переносицу, лоб, Алекс чувствовал, как мощь волнами исходит от сильного мужчины, который почему-то был с ним нежен.

— Если будет больно, скажи, — прохрипел Сергей, и в следующую секунду Алекса озарило такой вспышкой боли, что он вообще потерял способность говорить. Юноша стиснул зубы и с шумом выдохнул из легких воздух. Ладони соскользнули со спины Сергея, и тот перехватил их в свои, завел руки Алекса ему за голову и разъединил напряженные губы поцелуем. Алекс не знал, что с ним. Он вдруг понял, что не хочет прекращать боль и что от каждого поцелуя эта боль становится меньше, переходит в мучительное блаженство, в пытку, которую можно продолжать и продолжать, бесконечно, медленно, вот так...

— Так хорошо? — шепнул Сергей ему на ухо, и Алекс тут же ответил:

— Очень.

Он знал, что так нельзя, что нужно домой, хотя бы позвонить... Но снова и снова отвечал на поцелуи и уже предвкушал наступление сладостной эйфории. Сергей двигался плавно, его руки осторожно скользили по тонкому телу Алекса, словно изучая; обласкивали шелковую кожу, тело юноши отзывалось трепетом каждому прикосновению. Он был готов раствориться в этих минутах и остаться в них навсегда.

И уже после, лежа в объятиях Сергея, который глубоко и ровно дышал, положив подбородок ему на макушку, Алекс сказал:

— Так и быть, я останусь.

Первое января, как и мед из «Винни-Пуха», очень странный предмет: если оно есть, то его сразу нет. Когда Алекс наконец-то сумел более-менее вернуть контроль над происходящим, береза за окном уже растаяла в чернявых сумерках. Сергея рядом не было, но судя по шипению воды и веселым напевам, ушел он не так далеко.

Алекс вылез из-под одеяла, собрал свои вещи, разбросанные по полу, и наконец-то оделся. Чувствовал он себя странно. С одной стороны, о случившемся он не жалел. С другой стороны, понимал, что запутал историю, в которой, казалось бы, нечего запутывать. А может, и не запутал вовсе? А наоборот, прояснил то, что давно всех терзало?

Комната, где находился Алекс, была небольшой, но просторной благодаря минимальному количеству мебели. В центре располагалась широкая кровать, уже отлично знакомая нашему герою; к стенам, оклеенным светло-серыми обоями, были прибиты небольшие полочки с разными безделушками, фотографиями и даже книгами. Алекс подошел поближе, чтобы рассмотреть снимки. Почти на всех была запечатлена девочка двух лет, очаровательная, розовощекая и такая же улыбчивая, как ее папа. Вздохнув грустно и умиленно, Алекс аккуратно взял в руки одну из фоторамок. Разве можно представить, что этому невинному созданию когда-то придется познакомиться с «близким другом» папы? Бред. Все это полная чушь. С самого начала было очевидно, что ничего хорошего не выйдет.

— А, ты уже исследуешь территорию? — веселый голос прозвенел над самым ухом, и от неожиданности Алекс едва не выронил фоторамку.

— Прости, я...

— Это мой котенок. Дашенька, — Сергей взял снимок из рук Алекса, и юноша почувствовал, как его буквально смело волной нежности, исходившей от отца малышки, счастливой в своем белом платьице и пластмассовой короне. Это было бесконечно трогательно и так же бесконечно грустно.

— Ты ее так любишь... — прошептал Алекс.

— Конечно, люблю. Она же моя дочь, — Сергей бережно вернул фоторамку на место, и тут Алекс заметил кое-что еще: на Сергее было одно только махровое полотенце, обмотанное вокруг бедер. Боже, может, хватит уже на сегодня?..

— Мне бы домой позвонить, — попросил Алекс, изо всех сил пытаясь отвести взгляд от скульптурной груди, на которой блестели мелкие водяные капельки. Боже, лучше уж просто снять очки. Или вырвать себе глаза.

— Телефон на тумбочке, — простодушно отозвался Сергей. — Может, пиццу закажем?

— Ты не думаешь, что я уже загостился? — Алекс обошел широченную кровать, приблизился к тумбочке и уже протянул руку за телефоном, как тут обнаружил рядом с ним то, что в принципе стоило ожидать в этой квартире: пистолет.

— Ладно, — сам себе шепнул Алекс. — Очень хорошо. Допустим, я этого не видел.

Домашние, как он и предполагал, весь день сходили с ума от беспокойства. Четыре голоса одновременно кричали, причитали, требовали объяснить, что происходит, но отвечать Алексу было довольно сложно, ведь поток речи не прекращался ни на секунду. В конце концов, юноше пришлось повесить трубку и написать маме смс, что он жив, у друга и уже собирается домой.

— То есть ты все-таки уходишь? — с едва заметной лукавой улыбкой спросил Сергей. — Даже на брудершафт со мной не выпьешь?

— Мы с тобой уже все сделали на брудершафт, — сказал Алекс. — Мне правда надо домой.

— Может, хоть отвезти тебя?

— У тебя голова сырая.

Сергей недоуменно прищурился и изогнул бровь.

— С сырой головой на холод нельзя выходить, — пояснил Алекс, краснея. — Заболеешь. Менингит какой-нибудь подхватишь.

— Ясно, — кивнул Сергей. — Ну у меня есть фен, если ты так беспокоишься.

— Я сам доберусь, — Алекс потянул на себя дверную ручку и вышел в прихожую, где на полу, точно напоминание о грехопадении, валялась его куртка. Он поднял и отряхнул ее, накинул на плечи, застегнул, повязал сверху шарф, засунул ноги в свои дорогущие модные ботинки и только тогда обернулся к Сергею, который стоял, опершись плечом о косяк двери, что вела в спальню.

— Ну так и что теперь? — спросил Сергей.

— Не знаю, — Алекс и правда не знал. — Ты решай. У тебя с этим все сложнее, чем у меня.

Сергей оттолкнулся от косяка, подошел к Алексу, поправил воротник его куртки, шарф и, взяв двумя пальцами за подбородок, поцеловал в губы.

— Ну вроде как решил, — сказал Сергей. — Позвони мне, когда доберешься до дома.

— У меня нет твоего номера, — сдавленно выговорил Алекс.

— Зато у мамы твоей теперь есть, — Сергей улыбнулся и снял с полки шапку. — Держи. А то менингит подхватишь.

Домой Алекс не то прибежал, не то прилетел. Счастливее он еще не бывал.

продолжение следует...
запись создана: 03.02.2016 в 12:15

@темы: творчество

18:57 

#1128

Хотел как лучше, а пошёл спать
Вот бы существовал такой номер, который набираешь, а там приветливая девушка в мгновение ока отвечает на все твои дебильные вопросы типа "сколько ехал поезд из Питера в Павловк в середине 19 века?"
или Аня начала писать новый оридж:facepalm3:

UPD Мои молитвы были услышаны! Благодаря подругам у меня теперь есть мужская мода середины 19 века и книга Юрий Федосюк "Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века":beg:
у меня лучшие подруги на свете:lol:
запись создана: 05.02.2016 в 14:41

@темы: творчество

12:51 

#1131

Хотел как лучше, а пошёл спать
Тем временем моя история "Улыбка Чеширского кота" продолжается)

Автор: Ania-IVO
Название: Улыбка Чеширского кота
Рейтинг: R
Жанр: Slash, Humor, Romance
События: Наше время, Повседневность, Чистая романтика
Саммари: Что если ты продавец в торговом центре и твое единственное развлечение - поглядывать исподтишка на красавца охранника, который дежурит возле эскалатора? Ну не так чтобы глазеть, а аккуратно, с безопасного расстояния...
Откуда ж Алексу было знать, что в этот день все пойдет наперекосяк?

предыдущие главы

Глава 7

Теперь ему и море по колено. Теперь ему все нипочем. Теперь он и горы свернет. Так думал Алекс, вприпрыжку перемещаясь по своему маленькому магазинчику. Казалось, что жизнь наконец-то вошла в нужное русло, все встало по местам, и можно перевести дыхание, расслабиться и наслаждаться. Совсем недавно Алекс был уверен в собственном одиночестве и уже принял его как данность, а сейчас даже не представлял, как мог отвергать самые прекрасные на свете чувства.

Интересно, когда можно познакомить Сергея с мамой? За исключением никогда? Как незаметно избавиться от ковра у него в квартире? Как затащить его в магазин стильной одежды? Как убедить поменять прическу? Ладно, это все второстепенно. Главное, что они вместе, что они любят друга, что...

Стоп, он действительно это подумал?

Наверное, лучше пока оставить пространные мысли. Что если сегодня после работы купить какого-нибудь жуткого фастфуда и завалиться смотреть «Декстера»? Или «Американскую историю ужасов»? Или «Во все тяжкие»? Сергей же вообще ничего не смотрел, кроме «Властелина колец» и кретинских ужастиков. Может, «Игру престолов»? Или «Ганнибала»? Или может, хватит перебирать названия сериалов? Надо спросить Сергея о планах на вечер. Вдруг он уже что-то придумал? И еще неплохо бы сегодня поработать.

Алекс по привычке бросил взгляд в сторону эскалатора, но Сергея там не было. И почему-то, вместо того чтобы воспользоваться своей хорошей идеей и поработать, Алекс медленно прошел к выходу и как бы невзначай поглядел по сторонам. Он слишком поздно понял, что нужно было остаться за столом и продолжить бездумно перелистывать книжку, размышляя о планах на вечер и любви. Сергей разговаривал с молодой женщиной, которая держала за руку малышку в смешной шапке и дутом комбинезоне.

Алекс замер, не в силах отвести от них глаз. Женщина была миловидной, хоть и сильно уставшей. Она что-то говорила Сергею спокойно и буднично, а он кивал, глядя только на девочку, которая покачивалась с ноги на ногу, крутилась у мамы под рукой и в конце концов, протянув вперед ручки, заулыбалась: «Папа!», так что Сергей мгновенно, забыв о всяком разговоре, подхватил ее под мышки. Ладошки обняли его за шею, он поцеловал дочку в нос, и она радостно чмокнула его в ответ. Женщина продолжала говорить, Сергей коротко отвечал ей, а сам не переставал покачивать дочку, которая смеялась, перебирая маленькими пальчиками папины волосы. Потом он что-то сказал девочке, та кивнула, и Сергей посадил ее себе на шею. В этот момент Алекс вернулся в магазин, чувствуя, что еще чуть-чуть, и сердце разорвется от тоски и нежности.

Он был самым любящим папой на свете. Он был готов на все ради своей дочери. Одной этой сцены хватило сполна, чтобы понять, как много она для него значит. И даже если с бывшей женой его ничего не связывает, никогда и никого Сергей не будет любить сильнее дочери. И было бы глупо, эгоистично и просто бесчеловечно вырывать его из жизни, которой он принадлежал.

Алекс ртом втянул в легкие воздух, чтобы отрезвить поплывшее куда-то сознание, но все равно — ему стало так плохо, что задрожали колени. В магазине подарков в этот час не было ни одного клиента, и Алекс, понимая, что ему уже не совладать с эмоциями, резко дернул вниз жалюзи, которые наглухо закрыли вход и разом отсекли весь внешний мир, щелкнув тугим замком.

В это время мимо эскалатора проходила продавец из «Л’Этуаля» по имени Вика. Привлеченная резким жужжащим звуком, девушка недоуменно обернулась и, увидев жалюзи на магазине подарков, тут же направилась в их сторону.

— Сашунь? — настороженно спросила Вика. — У тебя все нормально?

Никакого ответа.

— Саш? — чуть громче повторила девушка.

Ничего.

— Саш, ты же там, — не отставала Вика. — Открой.

Но вместо этого изнутри донесся какой-то шорох, а затем звук падения.

Перепугавшись, Вика бросилась в ближайшие отделы обуви, одежды, сумок и товаров для дома, откуда мгновенно повыскакивали неравнодушные продавцы. Они тут же столпились возле магазина подарков и начали наперебой обсуждать происходящее.

— Саша, открой! — умоляли все по очереди.

— Саш!

— Что у тебя случилось?

— Мы тебе поможем!

— Скажи хоть что-нибудь!

— Уходите, — наконец ответил голос, мрачный и басовитый, совсем непохожий на тот, к которому привыкли знакомые Александра. Меж тем толпа под дверью увеличивалась, к ней присоединились остальные продавцы первого этажа, уборщицы, несколько проходивших мимо покупателей и все охранники, кроме одного, который провожал бывшую жену до выхода и, пока не приехало такси, играл с дочерью под монотонное жужжание женского голоса. Когда Дашенька последний раз схватила маленькими ладошками папу за щеки и звонко чмокнула его в губы и Марина увела ее в подъехавший автомобиль, Сергей поднялся с корточек, с теплой улыбкой помахал дочке на прощанье и, развернувшись, пошел обратно на свое рабочее место.

Возле которого творился какой-то ад.

— Так, разошлись все! — громко скомандовал он, втесавшись в самую гущу толпы. — Отошли все на пять шагов назад! Живо! Что тут происходит?

— Саша закрылся и не открывает! — возбужденно закричали девочки-продавцы.

— Он не в себе, похоже, — добавил кто-то.

— Так, отошли все отсюда, — повторил Сергей. — Быстро!

Прозвучало это так, что все разговоры тут же стихли и народ послушно попятился к эскалатору.

— Ближе не пускать никого, — сказал Сергей охранникам, а сам пошел в сторону магазина.

Алекс сидел на полу по другую сторону жалюзи, пытаясь хоть как-то взять себя в руки. Все было тщетно. Слезы затопляли глаза, и приходилось без конца смаргивать их, чтобы не разрыдаться, как последняя девчонка. Сейчас все пройдет. Он встанет, позвонит Кристине, попросит ее доработать и уйдет. Главное, не привлекать к себе лишнего внимания.

— Саш, — теплый голос раздался совсем близко, и Алекс невольно повернул голову. — Ответь мне что-нибудь, или придется вырвать твои жалюзи.

— Уходи.

Повисла тишина, и Алекс на секунду испугался, что Сергей действительно ушел.

— Там есть еще кто-то или ты один? — после паузы очень вкрадчиво спросил голос.

— Один, — всхлипнул Алекс. — И не говори таким тоном, будто я террорист.

— Я же не знаю, что у тебя происходит.

— Ничего.

— Что случилось, Саш?

— Я в порядке.

— Это из-за Марины и Даши?

— Ее зовут Марина...

— Боже, ты это серьезно? — выдохнул Сергей. — Ты ревнуешь меня к бывшей жене?!

— Да при чем здесь... — голос у Алекса сорвался, он изо всех сил сжал кулаки и медленно выдохнул.

— Саш? — тут же позвал Сергей. — Говори со мной.

— Марина здесь не при чем, — собравшись, произнес Алекс. — Я не тот, кто тебе нужен, вот и все.

— С чего ты взял такую ерунду?

— С того что... Ты натурал, вот с чего.

— Саш, открой свои шторы, и поговорим нормально.

На это Алекс ничего не ответил.

— Если ты хочешь, чтобы я выбрал между тобой и дочерью...

— Да не хочу я этого, — оборвал Алекс. — Как я вообще могу просить тебя о таком? У тебя есть семья. Нормальная семья. Я никогда не смогу даже близко стать чем-то подобным, понимаешь? Зачем я тебе? Зачем тебе эти отношения?

— Затем, что ты мне дорог.

— Я так не могу. Я словно влезаю в чужую жизнь. Я не понимаю, что ты за человек, что у тебя на сердце, почему ты ушел от жены и стал встречаться со мной. Я думал, что доверяю тебе, но как я могу доверять человеку, о котором ничего не знаю?

Алекс услышал, как Сергей тяжело выдохнул по другую сторону жалюзи, и испугался, что сейчас он скажет: «Ладно. Видимо, нам правда лучше расстаться» и все-таки уйдет.

— Ладно, — начал Сергей и, немного помедлив, заговорил совсем другим, до предела серьезным голосом. — Мы с Мариной разошлись вскоре после того, как родилась Даша. Это часто случается с молодыми родителями. Так мне, по крайне мере, говорили друзья. Ребенок — это тяжело, и не всякая любовь проходит эту проверку. Мы поняли, что лучше сейчас, чем когда Даша будет это осознавать, и подали на развод, — он говорил медленно, через силу. — Разводились в суде, и закончилось это все только в апреле. Марина отсудила Дашу, оно и правильно, конечно: ребенок должен быть с матерью. Но все равно это...

— Больно, — тихо закончил Алекс.

— Я могу навещать ее и брать к себе через выходные, но пока она такая маленькая, я боюсь, что без Марины сделаю что-то не так и... в общем, после развода у меня был сложный период. Я никак не мог взять себя в руки, часто пил, и однажды, уже летом, на работе произошел конфликт. Я тогда еще работал в омоне. Был у меня там один приятель. Он сказал что-то дебильное типа Даша быстрее вырастет и найдет себе мужика, чем я начну с кем-то встречаться. Ну и мы как-то... — Сергей помедлил, — повздорили, в общем. Он с черепно-мозговой, у меня перелом. И вот меня вызвали и сказали, мол, ты хороший парень, Серега, так что пиши по собственному. Я написал. Ушел. Устроился сюда. И решил, что ничего мне больше не надо: ни карьеры, ни баб. Буду один, сам для себя. Ну и для дочки, конечно. Она у меня есть, что еще нужно. А потом ты появился через полгода после этого всего. И я не знаю, Саш, что ты сделал, флюиды у тебя гейские какие-то, что ли, но я к тебе привязался. Я сразу чувствовал, что это не так, как с другими, что это особенное. И сначала я это не принимал, хотя все равно чувствовал, а потом решил, что какая к чертям разница. Возможно, то, что я встречаюсь с парнем, значит, что я до сих пор не вернулся к нормальному своему состоянию, но знаешь: я уже и не хочу к нему возвращаться. Что бы ты тут ни говорил.

Алекс хотел ответить хоть что-нибудь, но слова застряли поперек горла.

— Я очень люблю свою дочь, — сказал Сергей, — но и тебя я... Я тебе все рассказал. Если хочешь, открой жалюзи. Не хочешь, я уйду.

— Рано или поздно ты встретишь девушку, — упрямо проговорил Алекс, до боли сжимая кулаки. — И будешь счастлив. И все вернется на место.

— Возможно, — ответил Сергей. — Вот только я хочу быть с тобой. Или один.

Руки у Алекса тряслись. С трудом поднявшись на ноги, он открыл замок, который удерживал жалюзи, и наконец-то поднял их. Перед глазами возникла огромная толпа растерянных зевак.

А вот Сергей уходил, и Алекс смотрел на его удалявшуюся спину с едва уловимым осознанием, что, наверное, совершил самую большую ошибку во всей своей жизни. Он бы мог броситься за ним, догнать, взять свои слова назад и извиниться. Но почему-то не бросился, не догнал, не извинился, а продолжил просто провожать его взглядом с тяжелой болью в сердце и жалкой мыслью, что это необходимо.

Эпилог

И кажется, после этого все потекло своим чередом. В торговом центре убрали новогодние украшения. Мама перестала переживать, что Алекс вечно ночует не дома. Заброшенные «Три товарища» были возвращены на стол и открыты на нужной странице. На работе с десяти утра до десяти вечера, одним глазом наблюдать за клиентами, другим — за содержанием книги. Затем обычная получасовая прогулка в тишине пустого, уже отходящего ко сну города. Осталось совсем немного, прежде чем Анвар Мухамедович выдаст Алексу трудовую книжку, обнимет на прощание, скажет что-нибудь напутственное на своем языке и отправит на все четыре стороны. Алекс еще не знал, какую из этих четырех сторон выбрать, но хотел, чтобы она оказалась самой дальней от саднящей боли, которую он изо дня в день переживал на работе, столкнувшись взглядом с Сергеем.

Во вторник на своей последней рабочей неделе Алекс ворвался в торговый центр с опозданием на целых полчаса. То ли в доме сговорились все будильники, то ли сам юноша под конец расслабился, только прежде он ни разу себе такого не позволял и надеялся уйти с чистой репутацией. Конечно, желание его было почти несбыточным, ведь пакости всегда случаются в последний момент.

И вот, стараясь сохранять невозмутимость, господин Илларионов быстрым шагом подошел к своему магазинчику, достал ключи и начал возиться с замком, как вдруг услышал рядом:

— Привет.

Алекса точно током дернуло, но он постарался ничем не выдать взметнувшийся в груди шторм.

— П-привет...

— Помочь? — Сергей кивнул на замок.

— Нет, спасибо, я сам.

— Слышал, ты увольняешься...

— А, это, — Алекс весело улыбнулся, но тут же решил, что перегибает с непринужденностью, — ну да. Перемены к лучшему.

— Ясно, — кивнул Сергей. — Может, все-таки помочь?

— Да нет, я уже... — замок наконец-то щелкнул, и жалюзи поехали вверх. — Ну вот.

— Ты как сам? — спросил Сергей. — Все нормально?

Голос у него был совсем не веселым, и фальшивой прыти у Алекса как-то поубавилось.

— Я... да в общем-то в порядке, — сказал он и, чуть потупившись, продолжил: — А ты?

Сергей пожал плечами.

— Да вроде не жалуюсь.

— Ясно...

Они помолчали некоторое время, избегая смотреть друг на друга, а затем, словно опомнившись, в один голос выпалили:

— Ну я пойду...

— Ну мне пора...

И быстро разошлись каждый на свое место. И если в прежние дни Алекс собирал волю в кулак и смотрел только на покупателей и книгу, то после разговора с Сергеем удержаться и не взглянуть на эскалатор было просто невозможно. Алекс ходил по магазину кругами, ко всем приставал, как те дотошные продавцы, которые регулярно отравляют честным гражданам жизнь. Он крутился туда-сюда на своем стуле, таращился в ноутбук, изо всех сил вчитывался в книгу, но человеческая натура до крайности ироничная и предательская, а потому Алекс нет-нет да и бросал быстрый взгляд на Сергея, и почти всегда темные глаза замирали на нем в ответ.

Все это было совершенно невыносимо, и Алекс втайне требовал у круглого будильника с огромным циферблатом, чтобы он поторапливал свои метровые стрелки. Но время тянулось так же медленно, как и всегда, и только ближе к вечеру Алекс смог более-менее прийти в себя и углубиться в чтение и даже чуть-чуть — в работу.

В шесть часов в торговом центре был самый большой наплыв посетителей, но сегодня Алекс об этом забыл и преспокойно читал, пока в его магазинчике разгуливали многочисленные потенциальные покупатели. Часы медленно отсчитывали минуты.

Вдруг, ни с того ни с сего Алекс почувствовал, как книжка вырвалась у него из-под рук. Он встрепенулся, успел заметить рядом с собой Сергея, и в эту секунду все, что было на столе, со звоном и грохотом полетело на пол.

Алекс так и обалдел.

— Ты что...

Но Сергей сгреб его одной рукой, бросил спиной на стол, схватил за запястья и, прижав их к столешнице, впился в губы с таким неистовством, что Алекс престал дышать. Он не успел ни испугаться, ни осознать происходящее, но точно успел ответить на поцелуй. Сергей оторвался от него и, не отпуская, тяжело дыша, навис сверху.

— Ты в своем уме? — шепнул Алекс.

— Нет, — рыкнул Сергей.

— Хорошо. Я тоже, — Алекс дернулся навстречу, и их губы снова впились друг в друга. Поцелуй, уже готовый перерасти в нечто большее, прервался, лишь когда короткая молния «Магазин!» вспыхнула у Алекса в голове.

— Черт... — по-прежнему лежа на столе, юноша выгнул шею и увидел, правда, вверх ногами, полсотни человек, которые столпились в маленьком помещеньице и, дружно остолбенев, таращились на развернувшуюся перед ними сцену.

— Кажется, мы с тобой уволены, — снова посмотрев на Сергея, сказал Алекс.

— Правда? — охранник поглядел на онемевших зевак, которые уже не помещались в магазинчик. — Ну и хорошо. Я все равно написал заявление.

— И ты тоже?!

— Ну да. Без тебя тут не так радужно.

— Иди ты... — Алекс прыснул и, чуть помедлив, все-таки решился:

— Кажется, я тебя люблю...

— Кажется, я тебя тоже, — с улыбкой отозвался Сергей. — Вот это мы влипли, да?

И оба тут же рассмеялись.

Конец

январь 2016
запись создана: 11.02.2016 в 16:56

@темы: творчество

Happily Ever After

главная